МОЛОДОМУ ФТИЗИАТРУ — ИСТОРИЯ ФТИЗИАТРИИ

Страничка истории

Заболевание, которое мы называем туберкулезом, является спутником человечества на протяжении всего времени его существования. Явные признаки этого заболевания сохранились на костных останках древних людей, обнаруженных в Европе. В четырех из десяти мумий Древнего Египта, датированных XVII веком до нашей эры, были обнаружены следы туберкулезного поражения скелета. Их происхождение подтверждалось не только характерным внешним видом, но и выделенной из мумий ДНК, типичной для возбудителя туберкулеза. Это заболевание было известно в Вавилоне, о нем упоминалось в своде законов Хаммурапи, созданном во втором тысячелетии до нашей эры, и древнеиндийском кодексе законов Ману; оно описано в рукописях древнего Китая. Глиняные фигурки аборигенов доколумбовой Америки изображают горбатых людей с изменениями скелета, типичными для туберкулеза позвоночника. Признаки легочного туберкулеза были хорошо известны врачам Древней Греции во главе с Гиппократом.

Эпидемия этого заболевания описана врачами средневековой Европы. Но особенно значительный рост заболеваемости и смертности от туберкулеза имел место в XVIII–XIX веках, что совпадало с бурным развитием капитализма, ростом городов, низким уровнем санитарии и тяжелыми условиями существования большинства городского населения.

Своевременные представления об этом заболевании формировались по мере развития науки и накопления знаний. Само название «туберкулез», или, в русском переводе, «бугорчатка», стало общепринятом после детальных анатомических и гистологических исследований, выполненных в XIX веке, а его инфекционная природа была доказана после открытия Робертом Кохом в 1882 году возбудителя заболевания.

Туберкулез не случайно привлекал особое внимание врачей всех эпох — он не только уносил огромное число жизней, но и, прежде всего, поражал людей молодого и самого работоспособного возраста. По материалам статистики конца XIX века, от 30 до 40% всех случаев в Англии и США были связанны именно с туберкулезом. Не лучше обстояло дело и в России — из каждых 10 тысяч жителей Москвы и Санкт-Петербурга от этого заболевания ежегодно умирало от 50 до 60 человек. При всей массовости туберкулеза уже в тот период была четко установлена его зависимость от социально-экономических условий. Голод, экономические кризисы и особенно войны сопровождались эпидемиями и ростом смертности от этого заболевания. Но и в мирное время туберкулез собирал обильную дань среди беднейших слоев населения.

После революции и гражданской войны туберкулез в нашей стране прочно занимал первое место среди всех причин ненасильственной смерти. Борьба с ним стала одной из главных задач советского здравоохранения. Именно тогда была заложена серьезная научная база, создана сеть противотуберкулезных учреждений и налажена одна из наиболее совершенных в мире систем борьбы с туберкулезом.

Значительные успехи в ликвидации этого заболевания были достигнуты после открытия мощных противотуберкулезных препаратов в конце 40-х и 50-х годах, что дало возможность быстро и эффективно излечивать его. Заболеваемость резко снизилась, а смертность от этой инфекции отступила на одно из самых последних мест. Число больных туберкулезом быстро уменьшилось, особенно в развитых странах Европы и Северной Америки.

Столь несомненные успехи, произошедши и в экономически развитых странах, и в нашем государстве, породили, казалось бы, вполне обоснованную надежду на скорую ликвидацию туберкулеза как распространенного заболевания. Основания для этого были вполне солидными: к тому времени туберкулез был достаточно хорошо и подробно изучен, имелись высокоэффективные препараты и надежные методы его лечения, дающие хорошие результаты. В большинстве стран Западной Европы и в США это заболевание стало весьма редким.

Следствие подобных «розовых» надежд не замедлили сказаться. Специальность врача-фтизиатра потеряла престиж, поскольку стала считаться неперспективной. Прекратились исследования по созданию новых противотуберкулезных препаратов, начали закрываться противотуберкулезные учреждения, врачи других специальностей понемногу забывали о существовании данной инфекции.

Карачунский М. А.